• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ты дарила мне розы, розы пахли полынью... (список заголовков)
17:12 

Альба 103

Мирра из Мира
А недавно снился сон:

Мы сидели на морском берегу, кажется, это был залив, так похожий на один из закутков островного греческого рая, только туда словно пришла осень, холодная и седовласая, и от ярких красок остались лишь воспоминания, потому что картинка была блеклой, а вода - мутной, сине-серой, и песок - холодным и мокрым. Мы сидели на берегу, увязшие в песке, и мочили в воде ноги. Она была холодной, чуть волновалась, чуть пенилась, но ее энергия также угасала, как живое тепло этого места. Ты копался в бумажках, что-то считал, был так сосредоточен, что моя растерянность выглядела еще более нелепо. Это было странно - знать, что ты близкий мне человек, но совсем этого не чувствовать. У нас было грандиозное прошлое, мы путешествовали, смеялись и пели, пробовали разные блюда, рвали джинсы на горных вершинах. Но все это кто-то будто вырезал из моей памяти тонкими маникюрными ножницами, и я смотрела на тебя, как на чужого, не в силах вспомнить и понять, кто я для тебя, и что нас связывает. То, что осталось в памяти, было маленькими бесцветными лоскутами: холм, река, ресторан, вода, такая же, как здесь... Я должна тебя любить? Должна относиться к тебе как к другу? Или ты мой названный брат? Или и правда брат, но нас разлучили в детстве, и потому мы не помним... Кто же ты, черт возьми, для меня?
И тут ты роняешь в воду свой телефон.
Он, знаешь, в светлом чехле, вдруг замерцал под водой. Я тут же тяну руку и загребаю его вместе с песком и галькой. Он тяжелый, словно я пытаюсь поднять со дна огромный валун. Работает?
Работает. будто и не был в воде. А на заставке мы. Позади я различаю чертоги Градчан, небо дождливо-серое, вот-вот прольется. Мы в больших шерстяных шарфах, и ветер их теребит. Я смотрю в камеру и смеюсь. А ты? Ты целуешь меня в щеку.
Я молча протягиваю тебе телефон. Ты снова утыкаешься в бумажки, один бог знает, что там. Где-то внутри меня зажигается теплый огонек, и наконец-то растерянность сменяется умиротворением, и вода больше не кажется холодной, а берег пустынным.
Я начинаю вспоминать...

@темы: Eat me, Drink me, Ты дарила мне розы, розы пахли полынью...

20:07 

Альба 95

Мирра из Мира
Воскресенья пролетают как один миг, со скоростью взмаха крыльев малютки колибри. И в итоге я сижу и понимаю, что все мои грандиозные планы на этот день не то что бы не свершились, но я всего лишь взяла по верхам. Чуть-чуть там, немного здесь, и в итоге везде виднеется отпечаток моей лапы, след активной деятельности, но все равно остается куча работы, с которой я, в общем-то планировала расквитаться еще на этой неделе. С дипломом все очень уныло. В пятницу пойду к научному руководителю как на эшафот со святой надеждой на помилование разрешение поменять тему и работать в новом направлении, хоть это и следовало сделать где-нибудь так в ноябре, а не сейчас, за три месяца до крайнего срока. Как-то все по-дурацки складывается. Вроде бы рано еще впадать в отчаяние, а кое-чему внутри меня уже неймется поистерить и залиться горючими слезами.

***


А сегодня мне снился сон. Какой сон! Давненько я такого не видела. Интересная палитра красок, да и события вроде бы не такие уж и бредовые, как обычно заведено у Морфея. Ну, обо всем по порядку.

Этот город окружали болота, на которых росли высокие травы, которые через много-много миль превращались в непроходимую лесную чащу, и только одна единственная дорога вела к нему. Город этот будто вобрал в себя весь солнечный свет, ибо все вокруг было погружено в вечный сумрак, а он будто был солнцем, и его было видно за много-много миль. Правители - древняя династия - праздновали. Весь город денно и нощно был полон жизни и веселья, и в один из таких вечеров, когда вино горячит кровь и туманит мысли, один из князей нарушил закон, защищая свою честь. Он тут же был брошен в камеру и, вероятно, вскоре погиб бы, если бы не Шаман, который видел все это. Шаман - волшебник, творец, чародей - был приближен ко двору и обучал силе одну из принцесс. К тому моменту она уже стала прекрасной колдуньей, но прежде нрав выдавал в ней война. Потолковав, Шаман и принцесса поняли, что только они и могут спасти осужденного князя. Но они не могли просто вывести его из города - на много-много миль вокруг была только одна дорога, по которой он мог бы пойти, и погоня была бы быстрой и легкой. Человек не мог ступить на болота - это была верная смерть. Но принцесса, обученная всяким чародейским премудростям, могла. Она была тихой девушкой, больше похожей на тень, чем на знатную особу, но Шаман любил ее, как собственную дочь, и вложил в нее то, о чем многие и не догадывались. И вот, Шаман освободил князя, а чтобы его не хватились, за решеткой осталась его тень, которая лишь изредка вздыхала. И когда город чуть затих, принцесса превратилась в лошадь и, вывезя князя из города, устремилась к болотам, в высокую траву, где ничего было не разглядеть и не разобрать. Они шли много дней и ночей, все искали землю, где смогли бы обрести новый дом, ибо сколько бы времени не прошло, князь не мог вернуться в солнечный город. А принцесса не возвращалась из-за него.

Многое произошло за месяцы их странствий. О, это же история о любви! Я помню, сын у них появился еще до того, как они нашли себе пристанище. Позже, когда детей было уже трое, и они путешествовали не только по миру, а по мирам и между мирами, и однажды разбудили древнее зло - огромного дракона, который не ведал жалости и пощады, и был движим лишь страхом смерти своих жертв. Принцесса не смогла надежно запечатать дверь, ведущую из этого мира, но послала весточку Шаману с просьбой помочь. Но, к сожалению, я не знаю, удалось ли им. Здесь сон мой оборвался...

@темы: невыносимая легкость бытия, Ты дарила мне розы, розы пахли полынью...

14:19 

Альба 83

Мирра из Мира
...а сегодня мне снился сон, такой сон, который до последней капли хочется запомнить. Если бы я могла вытащить его из головы, как серебряную нить, и опустить в омут памяти, я бы пересмотрела его раз десять за сегодняшний день. И дело вовсе не в увлекательных приключениях, встречах с кумирами, радости или счастье, там я не сжимаю в руках золотой кубок и не побеждаю в схватке, не перерождаюсь и не брожу по земле тихим и мудрым призраком, нет, но там... такие хитросплетения человеческих чувств, что я до сих пор не перестаю удивляться тому, радостно ли мне или грустно оттого, что я, как выяснилось, все это способна испытать. Здесь, в реальном мире зоркость сердца так эфемерна, не было еще ни единой возможности измерить ее глубину и широту, и поэтому лопнет ли что-то живое во мне как мыльный пузырь, когда я встречусь с этим не в мире грез и иллюзий, а здесь, наяву? И все же, и все же, я бы хотела - как и там - провести нить всех этих разговоров по душам, невыплаканных слез, просьб, благоговения перед силой человеческого духа. Если пройдешь через это однажды, то точно поймешь: ты - живой.

@темы: Eat me, Drink me, Ты дарила мне розы, розы пахли полынью...

22:52 

Альба 60

Мирра из Мира
Вечер 24-ого, ночь с 24 на 25 ноября.

«Твоя красота спасет мир»


- сообщение, обескуражившее меня и давшее новый повод для размышлений. Отправитель неизвестен, страница vk содержит до неприличия мало информации. "Диалог" так и не стал диалогом. Только короткое сообщение, отправленное куда-то в пустоту, и эта пустота - я.

***

Снился сон; только не этот набор звуков и разрозненных образов, то и дело выплывающих из цветного тумана. Мы сидели в красивом зале с бархатными шторами. Длинные столы, немного напоминающие парты, стояли точно в два ряда. Сервировка, бархатные стулья, десяток официантов... все указывало на то, что никто не оказался здесь случайно, что все было выверено до мелочей и не терпело изменений. Каждая делать кричала о том, насколько важным будет для меня то, что совсем скоро произойдет.
Я был в чистом, но недорогом костюме с галстуком-бабочкой, с идеально прилизанными волосами. Эдакий щегол, желторотый, еще ни черта по большому счету не знающий, но уже верящий в то, что заставить вселенную вертеться вокруг себя одного не так уж и сложно. Но, несмотря на всю мою браваду, хоть и пустую, мне было страшно. Я не знал, что меня ждет, и это немало меня пугало.
Свет общества сейчас активно обсуждал недавнее происшествие: на одну знатную даму, оказывающую весьма сильное влияние на нескольких видных политиков, было совершено покушение. Я же, будучи весьма заинтересованным в продвижении вверх по карьерной лестнице именно в этой области, не мог обойти стороной пару компаний, ведущих непосредственное обсуждение случившегося. Что ж, скоро всех пригласили занять свои места.
Мы сидели так, что люди смотрели в затылки впереди сидящим, будто мы сидели в большой лекционной аудитории. Вскоре после того, как все расселись, официанты стали разносить, но подходили они далеко не ко всем. Передо мной же один хрупкий юноша положил заряженный револьвер.
Спустя несколько минут в зал вошел человек, который безо всяких объяснений и приветствий быстро поднялся на сцену, где стоял главный стол. Он сел лицом к нам всем.
И начал говорить.
Голос его был жестким, немного скрипучим, но очень властным и сильным. Приветственная речь началась вроде бы с простых истин, но казалась одним большим плевком в наши лица. И тут он, обведя нас взглядом, вдруг произнес:
- Вы, верно, уже все слышали о покушении на мадам ***. Что, что об этом говорят, ну? Кто-то принес ей бутылку с питьевой водой, которая была отравлена. Самая популярная версия гласит о том, что это ее родная сестра постаралась. О том, что они не ладят, знают все. О том, что от ревности и зависти можно очень многое сделать, тоже все знают. А что я вам скажу. Мелко плаваете, господа! Кому была так нужна ее смерть, черт побери?! Кому... кому... *туман* Это я! Я это сделал, тупые же вы твари, я почти загнал в гроб эту с*ку, я, я, я!
С этими словами он рассмеялся. Но мы услышали не смех, а гром.
Все до одного находились в трансе. Мы были полностью во власти его голоса, не знающего жалобных нот.
- Возьмите, - хрипло произнес он, кивком головы указывая на пистолеты. И все те, перед кем они лежали, тут же повиновались.
Мои пальцы послушно сжали револьвер.
- А теперь обернитесь...
Мы развернулись на 180 градусов и увидели ужас в глазах тех, чьи столы были пусты
-...и стреляйте!
И все мы в следующее же мгновение нажали на курки.

Крови не было, но я помню, как тут же осели задние ряды. Мы все стреляли и стреляли, и вот уже кое-кто из моих соседей выронил пушку из рук. Мы не понимали, что происходит: в голове была омерзительная пустота, а мы, вдруг превратившиеся в марионеток, не могли с ней справиться.

Я не помню, сколько пуль я спустил. Я только помню, что кто-то упал, и на этом все и закончилось.

@темы: Ты дарила мне розы, розы пахли полынью...

21:07 

Альба 45

Мирра из Мира
Оставшись один, Хосе Аркадио Буэндиа находил утешение в сне о бесконечных комнатах. Ему снилось, что он встает с кровати, отворяет дверь и переходит в другую, такую же точно, как эта, комнату, с такой же точно кроватью со спинкой из кованого железа, с тем же плетеным креслом, с тем же маленьким изображением Девы Исцелительницы на задней стене. Из этой комнаты он переходил в другую, точно такую же, дверь которой открывалась в другую, точно такую же, и потом в другую, точно такую же, — и так до бесконечности. Ему нравилось переходить из комнаты в комнату — было похоже, что идешь по длинной галерее меж двух параллельных рядов зеркал… Потом Пруденсио Агиляр трогал его за плечо. Тогда он начинал постепенно просыпаться, возвращаясь вспять, из комнаты в комнату, совершая долгий обратный путь, пока не встречался с Пруденсио Агиляром в той комнате, которая была настоящей. Но однажды ночью, через две недели после того, как Хосе Аркадио Буэндиа переселили на кровать, Пруденсио Агиляр тронул его за плечо, когда он находился в дальней комнате, а он не пошел назад и остался там навсегда, думая, что эта комната и есть настоящая... (с) "Сто лет одиночества"

Мне снились города. Снились моря и реки, пустынные парки, храмы, дворцы, соборы, и в этих снах мне удалось испытать и радость полета, и отчаянье, и сковывающий страх, и даже любовь. Иногда после пробуждения я могу поведать целые истории, я помню иногда все до мелочей, вплоть до того, как болели запястья от веревок, как кожу приятно жгло от горячего песка, когда я лежала на пляже и слушала море. Кем только я не была в своих снах, какие только эмоции я не испытывала, и как неохотно порой я просыпалась, злая и расстроенная оттого, что не успела дослушать заветные слова, которые еще ни разу не были произнесены вслух в реальном мире. Да, иногда, мною тоже овладевает жуткая сентиментальность, но мне далеко не всегда хочется с ней бороться. Издержки творческой натуры, не иначе.
Я просто думаю иногда, что мне не хотелось бы расставаться со многими из этих образов, даже с теми, что оставили в моей памяти двойственное впечатление, не из приятных, но они тоже когда-то были частью меня, испытывали меня на прочность, и теперь я будто бы знаю, как следует поступать. Когда еще дорожки мыслей, когда сознание медленно уплывает, заведут меня в Wonderland, Neverland, Брель... Я жду этого почти каждую ночь, жду каких-то ответов, пытаюсь понять, что было бы, если... И, как это ни странно прозвучит, в будущем я хочу иметь возможность утром, пока образ еще предельно яркий, рассказывать ему о всех моих путешествиях, людях, местах, рассказывать ему целые истории, в которых мне пришлось принимать участие. Рассказывать, и не находить стену немного безразличия, я бы хотела видеть, как в его глазах зажигается лукавый огонек, как губы растягиваются в улыбке.
- А мне снова ты снилась, ты, ты, ты... Бегала по квартире, что-то долго так мне говорила, а потом вдруг резко остановилась и выдала: "Нет, Гера, я больше не могу жить в доме, в котором не слышно моря!" А я даже ничего ответить не успел, смотрю, а ты переворачиваешь ракушки, и вся комната вдруг наполняется шумом, и из ракушек начинает литься вода. Она все льется, льется, а ты сидишь в середине комнаты на том старом стуле, ужасно скрипучем, и вода уже доходит тебе до щиколоток... А ты только улыбаешься, почти смеешься.
- Думаешь, надо проверить трубы? - улыбаюсь я, представляя это зрелище.
- Думаю, надо чаще высыпаться, - зевает он и тянется к чашкам, - Зеленый?

Иногда я открываю нашу с Лисом переписку. Порой мне бывает странно осознавать, что этот удивительный человек был в моей жизни, и один раз оказывался даже в моем городе, жаль безумно, что встретиться тогда так и не получилось. Ужасно больно бывает от мысли, что запросто я могу больше и не встретить никогда его, или хотя бы кого-нибудь еще с таким же необыкновенным внутренним миром и умением так выражать свои мысли. Он говорил, что я ему тоже снилась, и это сообщение одно из последних в нашей переписке, и оно до сих пор заставляет меня искренне улыбаться.
И вот теперь... мне иногда очень бы хотелось... услышать... прочесть... я ищу его в книгах, которые он мне посоветовал, улавливаю сдержанность повествования, которая наверняка его привлекла. Распутываю клубок мыслей, собираю образы, как мозаику. Мне, наверное, очень хочется, чтобы кто-нибудь сказал мне там, в моем личном мире грез и магии, где всегда будет место многим прекрасным людям, которых я повстречала, то, от чего я снова почувствую некоторое... сладостное умиротворение, какую-то внутреннюю улыбку, благодарность миру за то, что все это случилось так.
"Не волнуйся, он ждет, когда ты влюбишься.
(увидишь мир, научишься себя любить, станешь сильнее)
Он хочет видеть тебя такой. Посмотри на меня.
Я на все ради тебя готов. Я уже здесь, рядом,
я буду тебя оберегать. Значит, он скоро придет.
Убедится, что у тебя все в порядке.
Он не хотел бы снова знать, что это не так"

@темы: Eat me, Drink me, Ты дарила мне розы, розы пахли полынью..., цитатное

21:11 

Альба 44

Мирра из Мира
Нежный пост.

Дело было летом, когда школа уже осталась позади, а университет еще только открывал предо мной всевозможные перспективы. Мы с бабушкой многое любим обсудить, бывает, а в тот день она снова пошатнула мои представления о безупречном будущем.
О том, что мой дражайший университет предоставляет возможность выбора секции вместо физ-ры, мы знали уже давно, однако каким именно видом деятельности можно будет заменить сей ненавистный мною предмет, я еще не смотрела. Бабушка настаивала на танцах. Я же, вспоминая мои жалкие попытки в области современной хореографии несколько лет назад, как-то не очень радовалась такому повороту событий.
- А может, все-таки не танцы? – Робко пискнула я.
- Как это не танцы?! А как же ты тогда танцевать научишься?
- А мне, собственно, зачем?
- Как это зачем?! – Бабушка была крайне удивлена моей непроницательности, - А как же ты тогда с парнем познакомишься?
- Простите, где?!
- Как это где?! На вечеринке!

Вот в этот момент и пошатнулись мои хрупкие догмы, обнажая мою непостоянность перед лицом бабушки. В моем представлении это было бы совсем не так. Я бы предпочла столкнуться нос к носу (а в идеале сей молодой человек был бы куда выше меня, и потому мой нос позорно столкнулся бы с его ключицей, или шеей, или хотя бы подбородком) с замученным злыми преподавателями третьекурсником какого-нибудь ПС-факультета. И дело вовсе не в том, что какой-нибудь неведомый закон остался за пределами понимая. Припекла в этот раз противная семестровая работа: википедию в источниках преподаватель явно не оценил и заставил переделать написанный там бред, сделав ссылки на учебники, видимо, чтобы от здравого смысла в работе не осталось и следа. И тут я, вся такая неожиданная, со сборником стихов Рождественского в руках.
Так и встретились.

А сегодня – привиделось. Даже не могу сказать, откуда мог появиться этот образ – в такую-то жару! Может, подсознательно как-то – совсем недавно вот дождь прошел. А только представьте, что вы уже нашли того самого человека, и вот он, добрый, теплый, родной… нет-нет, только начинает им становиться, уже прочно засев в мыслях, во снах, в телефоне, он уже больше, чем друг, но еще не прозвучали те самые слова. Будто бы только вздоха не хватает.
Осень.
Мы едем в пригород. Не важно, куда именно, но там рядом лес, уже завоеванный этим прекрасным временем года. Шуршание под ногами – колыбель, солнечные лучи пробиваются сквозь кроны деревьев, так тихо и спокойно и тепло оттого, что его рука сжимает мою. Он высокий, худой, но подтянутый, и, кажется, так же подпирает макушкой небосвод, как и деревья вокруг, когда я смотрю на него с земли. Шутки, пусть добрые и смешные, а с моей неуклюжестью поскользнуться на мокрой листве и растянуться на земле, давясь от смеха, - плевое дело. В этом я почти профессионал. Поднимает меня, отряхивает, и мы идем дальше, держась за руки.
Понимаете? Просто гуляем, пинаем шишки, просто говорим, просто смеемся, безо всяких дурных мыслей или даже намеков на них. Нам просто хорошо, мы просто наслаждаемся осенним субботним днем.
А потом, вернувшись в дом, пьем горячий-горячий кофе или какао. Жаль, что скоро домой, в город, где нет ничего этого.

После таких вот образов, мыслей, видений, снов становится грустно даже не потому, что такого человека со мной рядом нет, а потому, что я без понятия, где я могу его встретить. Воля случая, как говориться, но слишком уж мало точек соприкосновения с тем, что происходит вне нашего потока. Как всегда, остается лишь мысленно обращаться к Мирозданию с такими вот невнятными просьбами. Что ж, будем и дальше верить в чудеса, будем надеяться, будем ждать.)

@темы: Ты дарила мне розы, розы пахли полынью...

What the World doesn`t know

главная